Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
15:11 

Тёмная сторона силы
Обморок. Занавес. (с)
Название: Эдна и Эдит: уборка с приключениями
Переводчик: Тёмная сторона Силы
Бета: WTF Life on Mars 2014
Оригинал: Nephtys, Edith and Edna: Adventures in Cleaning; archiveofourown.org/works/47585
Размер: миди, 6814 в оригинале
Пейринг/Персонажи: Эдна и Эдит, уборщицы в управлении, Джин Хант/Сэм Тайлер, упоминаются Крис, Рей и Энни.
Категория: слэш, гет
Жанр: юмор, стёб
Рейтинг: PG-13
Предупреждения: соблюдайте чистоту! И тишину!
Краткое содержание: В нашем отделе даже уборщицы знают, что такое следствие, наружное наблюдение и преступный умысел.
Примечание: Вы упоролись? Не можете объяснить близким, как работают мозги сериального задрота и слэшера в частности? Можно использовать этот текст в качестве наглядного примера.


Глава первая: Образцовый порядок

– О нет, ну вот, опять! Ты только посмотри, что здесь творится!
– Судя по количеству пустых бутылок, винный магазин Уитни только на наших парнях и держится. Что гуляли на этот раз?
– Вон, глянь-ка, висит, там написано: «С днём рождения, Крис, муд…» Оооо, нет, я не могу сказать такое вслух!
– Ещё один ненормальный из Гайда?
– Нет, просто молодой балбес. Знаешь, Берил играет в бинго с его тётушкой.
– Берил из мясного?
– Берил с химического.
– А, эта.
– Он здесь не завалялся? Где-нибудь под столом?
– Не думаю… нет. Всё как всегда. И это так бесит, что я могу и его протереть заодно с полом, а потом смести по ступенькам.
– Оооо, не знаю, не знаю. Я бы ему начистила хорошенько…
– Эдит! Да ты ж ему в бабушки годишься!
– А вот и нет! Я хоть и зрелая женщина, но ещё работаю, позволь тебе напомнить!
– Ну и молодец. У меня сегодня что-то колени скрипят, так что можешь помыть полы.
– Ну ладно. А ты тогда вынеси мусорные вёдра. И перчатки надень, потому что ты помнишь, Эдна, что мы нашли в прошлый раз…
– Бррр. Помню, конечно. Я потом месяц на морковку смотреть не могла.
– Настоящий бардак. Честно говоря, иной раз подумаешь, что они бандиты, а не копы.
– О, Эдит, я поверить не могу, они просто извели рулон бумажных полотенец на этот плакат, напомни мне потом проверить в туалете.
– Ну да. Что плохо лежит...
– Запомни, они должны снять плакат сами, я на стол не полезу, у меня голова закружится.
– Оооо, Эдна, поди сюда! Глянь на эту фотку!
– Что?
– Смотри, это старший детектив-инспектор Хант, от него жена ушла в том году.
– Ну да, он.
– А вот этот – из Гайда.
– Оооооххх, симпатичный юноша.
– Да, но ты видишь, они обнимаются!
– И что? Это гулянка… Ох, честное слово, Эдит, ты опять за своё?
– Это правда! Сестра Марджори – его соседка, и она говорит, что к нему частенько захаживают, в любое время дня и ночи.
– Та сестра Марджори, у которой близнецы?
– Нет, та, что недавно установила душевую. Но это тут ни при чём. Дело в том, что они делают это.
– Да ладно, Эдит!
– Да! Она говорит, что так много занятных звуков! Скрипов и стонов.
– Может, они мебель двигают?
– Под утро?
– Чего только на свете не бывает. Дядюшка Джордж вставал, бывало, посреди ночи и возился со своей коллекцией марок.
– Инсомания?*
– Нет, с головой у него всё было в порядке, только проблемы со сном. Ох, смотри, вот позор.
– Что?
– Я только что нашла в мусорке Рэя билеты в кино.
– Который из них Рэй?
– Знаешь, видный такой парень. Усатый. Ходил в школу с нашим Барри.
– А, да. И что с ними не так?
– Они целые – так что Ширли ему, похоже, отказала.
– Жалость какая. Ну позвал бы с собой Криса, выбрасывать-то зачем?
– Довольно мило, два парня пошли бы смотреть «Эммануэль»…
– Ну, я не знаю. Не думаю, что Крис бы ему отказал.
– Не думаешь же ты, что Крис и Рэй…
– Ну, я такое слышала про юного Кристофера, что не удивилась бы.
– Эдит Ватсон! Тебя послушать, так все полицейские – педики!
– Всё куда хуже, чем ты думаешь!
– Что, правда?
– Да, правда!
– И что же они делают, а? Два парня, друг с другом?
– Ну… То же, что и с женщинами, я полагаю.
– Да, но как насчёт…
– А! Задняя дверь вместо парадной. Понимаешь?
– Бррр. Как подумаю, так слегка не по себе.
– Хорошо, что у тебя ведро под рукой.
– Нет, правда же. Там не то, чтобы чисто.
– Не так всё плохо, если помыться.
– Эдит!
– Что?
– Откуда ты знаешь?
– Я гуляла с американским офицером, когда была помоложе, – знал и как с пирожком в духовке не оставить, и добавить веселья, хочу тебе сказать.
– Ушам своим не верю!
– Ну, не надо было спрашивать, если не хотела слышать ответ.
– Но… двое парней… как они решают… понимаешь… кто девушка?
– Я слышала… они иногда меняются!
– Нет!
– Да!
– Ну, я, например, не могу себе представить старшего детектива-инспектора Ханта, пускающего кого-то с чёрного хода.
– Чего только не бывает на белом свете!
– Могу себе представить. Ну, ладно. Смотри – безобразие, если билеты пропадут.
– Разве ты их не хочешь забрать?
– Нет, Джордж не высидит столько из-за прострела. Кроме того, для него предел сексуальности – начать раздеваться с носков.
– Ох, ну, спасибо. Джека такое заводит. Куда после работы?
– Я думала немного пройтись по магазинам, потом – домой, лечь и не кантовать. А что?
– Можем пойти выпить чайку с Филлис, она сменяется через полчаса.
– Отличная мысль! Ну, давай, уборка не сделается сама собою.
– Вот уж жаль, так жаль!

Глава вторая: Безупречная чистота

– Силы небесные! Ты только посмотри на это, Эдит!
– Вот мерзость. Куда начальник, туда и подчинённые.
– А ты думала, он будет лучше следить за своим местом. Подавать пример, знаешь ли.
– Но все эти бумаги на полу… Как ты думаешь, сюда вломились?
– Не мели чушь, Эдит, кто будет вламываться в полицейский участок?
– Ну, или кто-то сюда вломился, или здесь прошёлся небольшой ураганчик. По крайней мере, стол чист, могу я заметить.
– Хм. Я и не знала, что подо всей этой кучей папок есть стол. Передай-ка мне метлу.
– Я бы просто смела все эти бумаги в большую кучу. Думаю, ни за что мне не разобраться, которую куда…
– Ты только глянь на этот стол! Я не знаю, что это за пятна, но мне придётся взять дезинфицирующее средство посильнее.
– Имей в виду, оно может оставить сильные ожоги на коже. Я бы на твоём месте всё-таки его разбавила.
– Хмм. Тут и поскоблить как следует придётся.
– А потом сходим посмотреть новое кафе? Я слышала, у них делают булочки с кремом.
– Это у них веснушчатый парень за прилавком?
– О нет, туда я больше не вернусь, после тех французских пышечек… А теперь давай-ка глянем… О, смотри, ещё одна пустая бутылка из-под скотча в мусорном ведре.
– Кажется, уже третья за эту неделю?
– Да!
– И, вроде бы, эту он пил не один, а, Эдит? Вон там, наверху, – стаканы.
– Ооооо да!
– Посмотри-ка на край, есть там помада?
– Эдна! Я много слышала про странности старшего детектива-инспектора Ханта, но вряд ли он пользуется помадой.
– Я не про его стакан, дорогая, но, может, он сюда приводил даму?
– О, нет. Не похоже. Да и вообще, оно ему надо?
– О чём это ты?
– А я разве тебе не говорила?
– О чём не говорила?
– А, ну точно, я как раз собиралась тебе сказать, но потом отвлеклась, когда увидела Рэя в окошко, я обязана была тебе рассказать, как он расстался с Дженис, потому что она ему изменила с тем парикмахером, и всё чтобы сэкономить на химзави…
– А время-то не ждёт, Эдит.
– Хорошо, я перемолвилась с Марджори на днях, так она говорит, они съехались! С этим, из Гайда!
– Кто? Марджори? У её мужа широкие взгляды…
– Нет, бога ради, не Марджори, старший детектив-инспектор Хант. Сестра Марджори сказала, что этот перебрался к нему в прошлые выходные. С коробками и прочим. Вот посмотришь, теперь снег пойдёт!
– Эдит, побойся бога, ничего нет в том, чтобы пустить квартиранта. У моего дядюшки Питера был жилец, много лет.
– И твой дядя Питер никогда не женился.
– Ну, вообще-то, да.
– И не он ли обожал мюзиклы?
– Многие любят Джуди Гарланд. Подай мне вон ту тряпку.
– Разуй глаза, Эдна! Это творится сплошь и рядом, знаешь ли!
– Ну ладно, будь по-твоему, дядин квартирант действительно сюсюкал и держал кота по кличке Байрон, но старший детектив-инспектор Хант, он же сам как из вестерна, с этих плакатов!
– А. Да. Может быть.
– Я терпеть не могу всё это насилие. Я люблю милые старые фильмы, ну, ты знаешь, где девушки – это девушки…
– Оооо, да, как Дорис Дэй?
– Да.И мужчины – это мужчины, как этот красавчик Рок Хадсон. Я люблю разговоры в постели, не то, чтобы мне дома их хватало.
– Твой Джордж всё такой же забавный?
– Ну, во-первых, свет должен быть выключен. Потом, он не может этим заниматься, если на другую ночь состязания в дартс, может плохо отразиться на игре. Теперь он говорит, что не может, когда пёс в комнате. А сейчас он ещё что-то подхватил…
– Ну, для такого, как Джордж, это сильный ход!
– Не Джордж, пёс, Эдит, пёс!
– Ну, в ведре больше ничего. Интересно, что он ел на завтрак?
– Обычно я даю ему сухой корм.
– Не пёс, Эдна, старший детектив-инспектор Хант!
– Оххх… Никаких следов бекона?
– Нет! Но это и понятно. Марджори сказала, что парень притащил сумки из магазина. Очевидно, он любит готовить.
– Нет!
– Да!
– Так ты думаешь, он за девушку?
– О чём это ты?
– Ну, если – и это большое «если», Эдит, – если они делают это, гайдовский парень за женщину в постели, ты думаешь?
– Эдна!
– Что? Это ты всегда на эту тему съезжаешь!
– Ладно. Я думаю, что нельзя вот так с виду точно угадать.
– Ты права. Не суди книгу по обложке.
– Да. Взять хотя бы этого нового автобусного кондуктора.
– А с ним-то что?
– Оказалось, у него стеклянный глаз и три бывших жены.
– Оооо, про него такого не подумаешь.
– Вот так всегда с этими тихонями, а? Передай-ка мне ведро.
– Осторожнее с этим кожаным диваном, Эдит. Тут нужен крем.
– Ах. Эмм… Ну, кажется, тут уже...
– Что?
– Ну, на что это похоже, по-твоему?
– Не могу точно сказать, но я надену резиновые перчатки, если ты считаешь нужным.
– Ну, подумай сама, Эдна!
– Правда, Эдит, если они занимаются этим, то вряд ли они занимаются этим здесь!
– Почему бы и нет?
– Для начала, на этом диване слишком мало места.
– Тут вполне хватит места, чтобы пощекотаться, поверь мне. А как насчёт стола?
– Ты же не думаешь, что они… ну, это…
– Я могу представить, как один перегибает другого через стол и… ты поняла. Звонит с чёрного хода.
– Ах, божечки!
– Бога ради, Эдна, это не настолько страшно…
– Нет, не настолько! Просто… я протирала здесь всё неразбавленным дезинфектантом!
– О господи. Надеюсь, всё нормально будет, когда он высохнет. Но просто на всякий случай, промой потом стол водой как следует, а я пока посмотрю, что можно сделать с диваном.
– Ладно. А потом я готова выпить чайку. Но что я скажу тебе, Эдна…
– Хмм…
– …никаких булочек с кремом.

Глава третья: Как стёклышко

– Бррр, Эдна, здесь пахнет как на пропотевшей пивоварне!
– Фууу! Передай мне освежитель воздуха!
– Филлис сказала, что за шабаш здесь был?
– Кажется, они выиграли в футбол у регионального отдела.
– Который возглавляет этот усатый разряженный…
– Как будто я так пойму, Эдит.
– Его лосьон после бритья пахнет за милю.
– А, этот.
– Мне всегда казалось, что он немного похож на Перри Комо.
– Не знаю, каким местом он похож. Я его терпеть не могу. Хуже ведра сопливых улиток.
– Этого у него не отнять. Я рада, что наши ребята их побили, но за этот свинарник просто стыдно.
– Не думаешь же ты, что они играли прямо здесь, судя по состоянию места?
– Грязные футбольные бутсы, свисающие с люстры, – приятное дополнение.
– Ну, по мне, так пусть там и остаются.
– Оооо, похоже, ты сегодня встала не с той стороны кровати, Эдна!
– Да, если честно. Мне и с Джорджем достаточно хлопот, буду я ещё лезть на люстру!
– О, дорогая. Он ещё не повеселел?
– Ох, нет. Он считает, что у него разжижение крови. Я постоянно твержу ему, что это всего лишь простуда, но он и слышать не хочет. Единственное, что мне удалось, – уговорить его не спать в вязаной шапочке!
– О, дорогая. Совсем как муж Мэйбл Уайт.
– Продолжай. Что у него было – разжижение крови или вязаная шапочка?
– Ни то, ни другое, но он бы не расстался со своей кепкой ни за что на свете. Иной раз подумаешь, что она у него к голове приклеена.
– Это тот, что с баллончиками?
– Нет, тот, что ездил на Хиллман Имп.
– Эмм…
– Он ещё зеленью торговал.
– Ээээ…
– Ещё зонтик с собой всегда таскал.
– Погоди, тот, что на протезе?
– Да!
– Честно говоря, Эдит, могла бы начать с этого.
– Извини, немного отвлеклась, отдирая грязь от этого стула.
– Хмм… Оооо, да посмотри на это. В этой мусорке – футболка!
– Бррр. Пытаюсь представить, как она дошла до такого состояния.
– Хмм… Могу ещё понять пятна от травы, но как пятна крови связаны с игрой в футбол…
– Это юного Кристофера? Бедный парень. Если бы я здесь была, я бы сделала ему бандаж!
– Эдит!
– Или приложила мороженый горошек туда, где припухло!
– Эдит!
– Или хотя бы зацеловала больное место.
– Эдит Ватсон, стыдись! И в любом случае это, похоже, не его. Филлис говорила, он стоял на воротах. Я только надеюсь, что это не Рэя, потому что в прошлые выходные он гулял с девушкой из газетного киоска, и не похоже, что она из тех, кому нравятся разбитые губы.
– Кстати, о газетных киосках, – я не сказала тебе большую новость!
– Что, у них наконец-то появился «Мир женщин»?
– Нет! То есть да, но это не новость. Марджори сказала, что её сестра застукала своих соседей за этим!
– За чем?
– За поцелуями! В садике за домом!
– Нет! Старший детектив-инспектор Хант и его квартирант?
– Да!
– Ну вот ещё! Станут они целоваться среди бела дня!
– А вот и станут! Правда, это было в четверг, поздно вечером, – знаешь, вечер был действительно чудесный, – и они сидели в саду на раскладных стульях.
– И что, прямо в саду, на самом видном месте?
– Да! Марджори сказала, со слов сестры, нельзя было не увидеть, если высунуться в окно задней спальни и выставить зеркало подальше.
– Хмм… У этой сестры Марджори полно свободного времени.
– Ну, ей действительно нечего больше делать, кроме как отходить от операции.
– Ну да. Как она, кстати?
– Неплохо, только старается не чихать и не кашлять.
– Ммм. И что же они сделали?
– Не могу сказать определённо, но мне кажется, достали кое-что.
– Что?!
– Сестре Марджори. Достали. Ну, знаешь, истерикотомия.*
– Да ну её, Эдит! Что там с её соседями?
– Ох! Ну. Они сидели себе на своих стульях, и тут этот, из Гайда, потянулся и поцеловал старшего детектива-инспектора Ханта!
– Нет!
– Да! Прямо в губы и всё такое! И дальше их дружба крепла, ну, ты поняла, о чём я!
– Эмм, не то, чтобы я…
– Ну ладно, знаешь, – во французском стиле.
– Очень похоже на этих, с континента. Ты же говорила, он из Гайда?
– Не обязательно для этого быть французом, бог с тобой, Эдна!
– Охохонюшки…
– А потом они откинули спинки стульев…
– Да?
– …и сестра Марджори пошла за зеркалом побольше.
– И что было дальше?
– Ну, она заработала растяжение, но боль уже почти прошла.
– Да, но что было дальше с ними?
– А, когда она вернулась, они уже ушли в дом.
– Вот позор.
– Да, но в первую очередь, ей не стоило поднимать ничего такого, право слово.
– Не только ей. Поможешь мне сдвинуть этот стол?
– Что там застряло – ооооххх… Вот оно что.
– Прелестно. Стопка копий судебных решений.
– Вот это да, посмотри на это!
– Эдит! Положи немедленно! Ты же не знаешь, где это побывало!
– Я, пожалуй, знаю: верхние страницы слиплись.
– Бррр!
– По крайней мере, на этот раз я в перчатках.
– Ну, всё, что я могу сказать, – не все они извращенцы.
– Может, и нет, но теперь у нас есть свидетель, не забывай.
– Возможно, это не то, чем кажется.
– Эдна, вот честное слово, да какого же хрена они тогда делали?
– Ну… может быть, этот парень помогал старшему детективу-инспектору Ханту вынуть что-то из глаза?
– Чушь!
– Но ведь может быть!
– Ерунда!
– Но может быть!
– Чепуха!
– Нет, даже представить не могу, как такой высокопоставленный человек, старший детектив-инспектор Хант, проделывает всю эту гимнастику с другим парнем.
– Что ж, представила, как у него всё высоко стоит, и ты на полпути.
– Эй, Эдит, да у тебя пунктик!
– Ладно, я почти доделала. Не знаешь, где бы перекусить, а то я слегка проголодалась?
– Вообще-то да. Как насчёт той забегаловки на углу? Я слышала, завтрак там готовят вполне ничего.
– Оооо, да, хорошая мысль – этим утром меня отчего-то на сосиски потянуло!

Глава четвёртая: Чисто-лучисто.

– Я ещё могу примириться с тем, что у них волосы клочьями летят повсюду, Эдит, но я бы хотела, чтобы они прекратили утаскивать рулоны одноразовых полотенец для своих плакатов.
– Что на этом?
– «С возвращением, Рэй, дро…» В самом деле!
– О, значит, он вернулся из госпиталя.
– Да, его отпустили домой на этой неделе, кажется. Барри занёс ему гроздь винограда. Говорил, что выглядел он хорошо, так что теперь, наверно, возвратился к работе.
– Да ладно, молодые ребята вроде него быстро восстанавливаются, ты же знаешь, Эдна! Сил у них хоть отбавляй.
– Я не знаю, Эдит, и нечего мне так подмигивать. Кстати, Барри сказал, что у Рэя новая девушка.
– А что с той газетчицей?
– Оказалось, ей не нравятся усы.
– О! И кто же новенькая?
– Одна из медсестёр.
– Не та блондинка, я надеюсь?
– Погоди, та, что выглядит, будто палку проглотила?
– Ммм, она просто солдафон в юбке! Я знаю, что она медсестра, но у него есть шанс подцепить что-нибудь…
– О нет, не она. Эта тёмненькая, с большими…
– Эдна!
– …глазами, дорогая, я собиралась сказать, глазами.
– Да забудь уже – только посмотри на это!
– Бррр. Мы можем оттереть это, но стул уже никогда не будет прежним.
– Ммм. Передай мне пятновыводитель, а? Ох, я хотела спросить, что ты делаешь в субботу утром?
– Иду стричься. В этот раз, наверно, к Роджеру. Марвел Джонс сказала, он просто чудеса творит со щипцами для завивки.
– Оооо, да, и он отлично справляется с мытьём и укладкой. Только имей в виду, придётся слушать, как он постоянно твердит о своей матери.
– Это та, что работала в библиотеке?
– Нет, та, что с косоглазием и пекинесом.
– Ах да, эту я знаю! Так почему ты спрашивала про субботу?
– О, просто Марджори собирается попить кофе с сестрой и спрашивает, не хотели бы мы присоединиться?
– Ох…
– Бррр! Я бы не хотела никогда сюда заглядывать, но теперь… Я собираюсь продезинфицировать эти ведро и тряпку, когда закончу.
– Так что… были ещё наблюдения?
– Оооо да! Я хотела тебе сказать: сестра Марджори снова видела этого, из Гайда, в саду за домом, и в этот раз он был полуголым!
– Нет!
– Да! По правде говоря, она встала на стул, чтобы дотянуться до ветки, которую надо обрезать: её рододендроны слегка отбились от рук. И там был он! Вот это было зрелище!
– Божечки! Он делал что-нибудь… ну, ты поняла… сомнительное?
– Подстригал газон в одних шортах!
– Если честно, Эдит, в этом нет ничего противозаконного.
– Это были очень, очень короткие шорты, в самом деле. А он всё равно с ней заговорил.
– Оооо, это было немного дерзко!
– Ну, на самом деле он подошёл посмотреть, всё ли с ней в порядке, когда она свалилась со стула.
– Так что случилось?
– Ну, с ней всё хорошо, правда, она вытоптала свои анютины глазки.
– Да, но он-то что сделал, Эдит?
– Ах да, он был таким милым, помог ей подняться и чаю налил. А потом предложил сделать это.
– Он не мог!
– Мог! Ну, знаешь ли, муж у неё всё время уезжает по делам и всё такое.
– Оооо, он чертовски дерзок! Полагаю, он получил от неё по заслугам?
– О нет, она осталась так довольна случившимся.
– Ладно, я бы никогда, никогда не доверяла сестре Марджори. Я хотела сказать, её Джим, конечно, не писаный красавец…
– Да, после этого несчастья с лошадью.
– …но всё-таки! Хотя этот случай доказывает, в первую очередь, что парень из Гайда не такой уж и педик.
– Ну правда, Эдна, у тебя странные представления. Я, конечно, не претендую на звание эксперта, но всё же уверена, что даже педики могут справиться с газонокосилкой.
– Оххх. Так он предложил ей постричь газон?
– Да, а ты что думала?
– Да… неважно.
– В любом случае, это не самое интересное. Самое интересное, сестра Марджори сказала, что у него засос!
– Нет!
– Да!
– Она всё подробно рассмотрела, когда он нагнулся поднять стул.
– Оооо! И где?
– Всё в том же саду.
– Нет, дорогая, где на нём?
– А! Сзади на плече.
– Всё, конечно, хорошо, Эдит, но он же офицер полиции, поэтому едва ли удивительно, что он зарабатывает синяки и царапины. Понимаешь. По долгу службы.
– Там были следы зубов.
– Уфф. Понимаю, это выглядит подозрительно. Но это мог сделать кто угодно, не обязательно старший детектив-инспектор Хант. Может быть, даже дикое животное.
– О, Эдна! Все улики указывают на него. Сестра Марджори утверждает, что это были определённо мужские зубы – напомнили ей протез Джима, очевидно.
– И насколько же близко она это разглядывала, прости господи?
– Ну, она уронила свой секатор в живую изгородь, ему пришлось там покопаться.
– Знаешь, мне иногда кажется, сестра Марджори упустила своё истинное призвание.
– О нет, она никогда не была особенно религиозна, она всегда забывала, как начинается «Иерусалим».
– Ну, кто-то отвечает на её молитвы, такой приятный молодой человек постриг ей газон…
– Ммм. Они договорились на утро субботы.
– А! Погода обещает быть тёплой и солнечной.
– Угумм…
– Знаешь, Эдит, чем дольше я думаю, тем больше мне кажется, что стрижка переедет на вечер.
– Вполне может быть.
– Давай же, пора покончить с полом. Хочу пойти домой и порыться на чердаке. Я просто уверена, что у Джорджа где-то был бинокль.

Глава пятая: Шик, блеск, красота

– Бррр, Эдит, откуда же так воняет?
– Не знаю, но мне, кажется, нужна прищепка на нос. В мусорке ничего. Откуда же тогда?
– О, постой, я думаю, изнутри какого-то стола.
– Осторожнее, Эдна, как бы тебя не вырвало!
– О господи! Разве это не стол Криса?
– Да! Ай-ай-ай, какой позор!
– Что там у него – дохлый хорёк?
– Бедолага! Кажется, сунул туда пакет с ланчем, да и забыл про него.
– Только не говори, что мама всё ещё делает ему бутерброды.
– Да. Его тётушка рассказывала Берил за бинго, что мальчик стал портиться. Утюжить бельё и всё такое.
– О, не бери в голову, Эдит, его мама сама себе яму роет, помяни мои слова.
– Ох, не знаю. Может он и слегка придурковат, но в душе славный парень, этот Крис.
– Пфф. Говоришь так, будто ему нужна твёрдая рука.
– Оооо, я покажу ему твёрдую руку, дайте только шанс!
– Эдит, ей-богу!
– Фууу! Чем это так потянуло, кстати?
– Думаю, это рыбный паштет. Подай-ка мне освежитель воздуха!
– Какой там освежитель воздуха? Запустим туда наименее ценного…
– Ох, я поняла. Как насчёт парня, который портит тут всех разом? Я про этого миленького Сэма. Он симпатичный молодой человек и полон сил, как показал в эту субботу, ну, не считая, что слегка вспотел, пока косил газон, но вот когда он остаётся с ними, наверняка просто чертовски соблазнителен.
– Оооо, да, могу себе представить!
– Эдит! Ты только что распылила очиститель на все эти бумаги!
– Упс!
– Ох, какая гадость, только посмотри на это…
– Брр! Я и не знала, что рыбный паштет может проесть фольгу.
– Думаю, нам лучше сжечь это, пока оно не отрастило ноги и не сбежало!
– Честно говоря, я не представляю, как эта юная девушка может работать здесь, где творятся такие вещи.
– Эдит, при всей любви к Филлис, я бы не рискнула назвать её юной.
– Не Филлис, ради бога, Эдна, Энни Картрайт! Ты же знаешь, Бетти её нянчила в детстве. Скажи, она милая девочка.
– Та Бетти, у которой сын пошёл в армию?
– Нет, та, у которой мамаша свихнулась и пошла бродить по улицам в ночнушке.
– А, да. Теперь она дома сидит?
– Нет, она же в Женском Союзе.
– Я про мамашу, дорогая.
– А! Она в больнице на Вест Парк Роуд.
– Ааа… Так что там про Энни Картрайт?
– Ну, только то, что она милая девушка. И умница. Училась в Университете и всё такое.
– Она должна очень любить свою работу, чтобы вкалывать здесь.
– Ммм, бедняжечка. Хотя по мне так старший детектив-инспектор Хант – хороший начальник. Я хочу сказать, он так дружелюбно помахал нам из сада, когда мы увиделись в ту субботу.
– Да. Хорошо, что мы успели разбить бинокль, а то бы он так удивился…
– Мне правда так жаль, что я уронила его в окно, Эдна.
– Ну, не переживай. Джордж всё равно им никогда не пользовался. И я тебя не виню – это было что-то вроде шока, когда Сэм наклонился так…
– Да. Эта чокнутая сестра Марджори, оставила свои очки посреди газона! Хорошо, что он их заметил, правда, и не проехался по ним косилкой.
– Да, конечно. Он такой внимательный. Кстати, о внимании, Эдит, этот телефон точно надо наваксить?
– Извини, я отвлеклась, как представила его, как он толкает газонокосилку, блестящий от пота и всё такое. Без рубашки. Такой мускулистый, хоть и шпендик… так о чём мы, Эдна?
– Кажется, рыбный паштет не пошёл мне впрок – надо бы присесть на минутку.
– Ну хорошо. И ещё он был в шортах. Сестра Марджори говорит, что видела, как он занимается бегом, но я не ожидала, что у него ноги такие… ты точно уверена, что с тобой всё хорошо?
– Угу. Просто небольшой перекур – и я примусь за кабинет старшего детектива-инспектора Ханта.
– Отличная мысль, Эдна! Дым как раз перебьёт запах. Кстати, мне всё ещё стыдно, что он не зашёл на чашку чая, когда закончил.
– Хмм, да. Он заслужил отдых, бедняжка.
– Но мне показалось, что у старшего детектива-инспектора Ханта на него свои планы, если ты понимаешь, о чём я.
– Эдит! Мы только видели, как они просто разговаривали! Наверняка им было надо обсудить свои садовые работы или ещё что-то. Смотрю, как ты себя ведёшь, и начинаю подумывать, что ты одержима…
– Ах, но в этот раз у нас есть явные улики, потому что сестра Марджори всё слышала!
– Что?
– Всё, дорогая! Ну, ты понимаешь, – это была просто музыка!
– Что, вроде игры на аккордеоне?
– Нет! Она сказала, что можно услышать скрип пружин. Ритмичный такой, если ты знаешь, о чём я.
– Ты мне этого не говорила!
– Ну, это выяснилось только в воскресенье, когда она зашла в заднюю спальню. Там не так слышно шум от дорожного движения.
– Ладно!
– А ещё она слышала много стонов!
– Нет!
– Да!
– Не верю!
– Сестра Марджори сказала, что всё было очень громко, слышно даже без стакана!
– Боже сохрани! Так что, они правда делают это?
– Да! Её сестра говорит, судя по тому, как скрипит кровать, точно делают! Прямо молот и наковальня, она говорит.
– Ой, боже мой!
– Но она сказала, так нипочём не поймёшь, который… который снизу.
– Нет, ладно, я думаю, всё же есть предел тому, что можно вычислить по скрипу кровати, даже для сестрицы Марджори!
– Хмм, учитывая, как Сэму пришлось потрудиться в субботу, думаю, именно он лёг на спину и расслабился, если ты догадываешься, о чём я!
– На спину? Я-то думала, что парни делают это по-собачьи!
– Ну, знаешь, очевидно, они могут и в миссионерской, если тот, что снизу, закинет ноги повыше…
– Эдит!
– Сама спросила!
– Хмм. Что я скажу, Сэм с виду довольно гибкий… Так это было по крайней мере один раз?
– По крайней мере один раз каждую ночь!
– Силы небесные! Но я так и не поняла, почему?
– Ну это же элементарно! Старший детектив-инспектор Хант такой видный мужчина, а этот юноша из Гайда довольно лакомый кусочек, как мы теперь знаем…
– Нет, почему заднее... задний...
– Задняя спальня?
– Эдит! Я имела в виду… ты понимаешь… место, где не светит солнце!
– А! У парней там чувствительная точка, знаешь ли. Ну, простата.
– О-хо-хо…
– Может, тебе попробовать найти у Джорджа – ему понравится!
– Ты, наверно, шутишь. Я последний раз видела Джорджа с голой задницей в шестьдесят восьмом. Я сомневаюсь, что сам Гудини смог бы пробраться в эти трусы.
– Я иногда удивляюсь даже, как вы завели своего Барри.
– Я, знаешь ли, тоже!
– Может, ветерком надуло?
– Или так, или чудо непорочного зачатия!
– Ну, кажется, я почти закончила. Дёрнем чайку?
– Я только быстренько протру стол старшего детектива-инспектора Ханта, и готова идти.
– О да, постарайся для него.
– Да, хорошо, он выкладывается по полной, бедолага, и после той промашки с дезинфектантом я пытаюсь… О боже! Эдит, иди сюда!
– Погоди! Там что, очередная мина?
– Нет. Посмотри-ка. Оно даже подписано. От старшего детектива-инспектора Ханта. Оооо, это большая коробка конфет! Красота! Ну разве не мило с его стороны!
– Ммм…
– Что ты делаешь?
– Ну, здесь же сказано: «Эдне за её нелёгкие труды – но будь осторожнее, и друзьям передай».
– Так что же в коробке?
– Бинокль.
– Ооооо!!!!

Глава шестая: Надраено до блеска

– Хорошо провела выходные, Эдит?
– Всё было как всегда. Большую часть времени потратили на поиски вставных зубов тётушки Ады – есть у неё привычка вынуть их и забыть, где положила, бедная старушка.
– Это тётушка твоего Джека?
– Она самая.
– Я думала, она умерла.
– Нет, она просто переехала в Аккрингтон. Кстати, а ты как? Как Джордж?
– Ну, опухоль начала спадать, но он по-прежнему ходит, как Джон Уэйн.
– Ох, дорогая, не думаю, что он скоро снова сядет на свой велосипед!
– Нет у меня к нему сострадания, Эдит, правда, никакого. Он знает, что я сейчас довязываю новую пижамную куртку, но поглядеть на диван, перед тем, как плюхнуться? – нет, это выше него.
– Оооо!
– Я знаю, мне придётся распустить её целиком и начать сначала!
– А что сказал доктор?
– Что никогда не видел ничего подобного.
– А! Это сложный узор?
– Он говорил о Джордже, дорогая. Сказал, ещё полдюйма в сторону, и одним меньше.
– О нет!
– Только между нами, Эдит: едва ли бы я заметила, всё равно он ими не пользуется по назначению, если понимаешь, о чём я.
– Эдна!
– Ладно, я уже сыта по горло быть для него подай-принеси-пошла вон. Настолько, что нынче утром не могла дождаться, когда же пойду на работу и помою раздевалку.
– Не думаю, что это надолго, посмотри, в каком она виде!
– Фуууу! Запах такой, что от него волосы завиваются! И полюбуйся на это – как они туда попали?
– Одному богу известно. И подай мне метлу, я их сниму.
– Осторожнее, Эдит, береги лицо!
– Ну вот. «C&A», размер S. Ручаюсь, что это юного Кристофера.
– Да, но что его трусы делали на люстре и в чём он ушёл домой, вот что хотела бы я знать!
– Я тоже – могу себе представить!
– Эдит, ты снова увлеклась!
– Хе-хе, хотела бы я, чтобы юный Кристофер увлёкся…
– Право слово! Для солидной замужней женщины у тебя слишком грязные фантазии!
– Не такие грязные, как это место.
– Тут уж ты права. Мужчины – большие грязнули, все сплошь! Подай-ка мне ведро и тряпку, я хочу задать этому полу хорошенькую мойку!
– Оооо – а ты слышала, кстати, что за уупс был в эти выходные?
– Какой ещё уупс?
– С пожарником и детективом-инспектором Тайлером, которого застукали в халате?
– Что?!
– Ну, ты же знаешь, у него в субботу был день рожденья.
– Нет, ты никогда не говорила.
– Я тебе собиралась сказать, но из-за кутерьмы с новым почтальоном всё вылетело у меня из головы…
– И?..
– Ох, он всегда бросает калитку открытой, да ещё путает нас с домом семьдесят три, а это ужас как неудобно, она же глухая, как столб, эта миссис Кендал, никогда не слышит моих звонков, если я прихожу забрать наши письма, так что…
– Ну его, этого почтальона, Эдит, что там с Сэмом?
– А, ну да, у него был день рожденья в субботу. Он, конечно, сказал сестре Марджори ещё на неделе, когда они столкнулись на пороге, она как раз вышла на спецзадание. Она раненько встаёт для этого, знаешь ли.
– Правда?
– Приходится, если хочешь снять сливки. И, думаю, она не одна такая, сама понимаешь.
– Нет, не понимаю. Догадываюсь только, что это те сливки, которые миссис Бриджес, через две двери от неё, покупает своему коту.
– Я не про эти сливки.
– Что за?... Эдна, ей-богу, разве мы не решили завязать после того случая с биноклем?
– Марджори говорит, её сестра иногда не может удержаться и не подслушать.
– Она всё ещё спит в задней спальне, да?
– Ну, она говорит, вид из окна лучше. И что такого, если ты просто невинный свидетель.
– Ох уж эта сестрица Марджори, сама невинность!
– Ну и ладно. Она спросила, хочет ли он устроить что-нибудь особенное, а он сказал, что нет, они просто проведут вечер дома.
– И?
– Ну, знаешь ли! Вечер дома – все понимают, что это значит!
– Да, хорошо. Нечего меня тыкать носом, Эдит.
– Ну, оказалось, что старший детектив-инспектор Хант приготовил ему сюрприз.
– Вечеринку-сюрприз? Так мило.
– Вечеринку на двоих, если понимаешь, куда я клоню.
– В самом деле, Эдит!
– Только оказалось, он был слишком амбициозен…
– Да? Божечки!
– Да. Переоценил себя, а?
– Правда?
– Боюсь, что так.
– В его возрасте надо быть мудрее.
– О, Эдна, он ещё не стучится в двери рая!
– Нет, я знаю, но глупо пробовать… понимаешь… странные новые физические упражнения… если ты уже не так гибок, как прежде.
– Ну, твоя правда. Но, слушай, он же должен был делать всё по книжке. Думаю, на самом деле сестра Марджори сказала, что он посмотрел парочку, а потом решил, пусть пойдёт как пойдёт…
– Боже упаси! Я и не думала, что он такой авантюрист в этой области.
– Ну, видимо, обычно Сэм делает такого рода вещи.
– Могу себе представить… Божечки, это со мной что-то, или тут стало жарче?
– Кажется, потеплело немного. На – помаши на себя этой тряпкой.
– Так что же случилось?
– Ладно, как я уже сказала, детектив-инспектор Хант хотел сделать ему сюрприз, потому что был его день рождения и всё такое прочее.
– Могу поспорить, женская одежда – точно сюрприз. Хотя… у Сэма такие ножки. Если подумать, ему пойдут юбочка до колена и милые туфли на каблуках, покажут икры во всей красе…
– Ради бога, о чём ты, Эдна?
– Сэм. В женском платье. Никогда бы не подумала, что старший детектив-инспектор Хант такой извращенец и что прибывшая на помощь пожарная бригада застукает его в компрометирующей позе!
– Не знаю насчёт компрометации, но поджечь собственную кухню – действительно сюрприз!
– Боже правый – conflagrante delicto!*
– Нет, кажется, Марджори сказала, Coq au Vin.*
– Никогда не слышала раньше, чтобы это так называли.
– О да! Это по-французски, а ты же знаешь, какие они!
– Да ладно! Никогда бы не поверила, что старший детектив-инспектор Хант!.. Но раз уж он взялся за этот иностранный разврат, чего же он ждал!
– Действительно, откусил больше, чем мог прожевать.
– Ах, боже мой, Эдна, ты имеешь в виду, буквально?!
– Нет, конечно же, нет. Им нечего было пожевать, их ужин превратился в угольки.
– Их ужин? Погоди, Эдна, да что же там случилось?
– Говорю же тебе: старший детектив инспектор Хант думал порадовать Сэма милым домашним ужином в день рождения и в процессе устроил пожар на кухне. Видишь, вот что значит не придерживаться рецепта. Как сказала Марджори, всё, что ему надо было, постучаться в соседнюю дверь и спросить у её сестры, она бы объяснила, что не надо flambé бедную птицу.
– А что насчёт Сэма в женском платье?
– Ну, он сперва ничего не понял, бедняжка. Он как раз принимал ванну в это время. Хорошо, что сестра Марджори оказалась рядом и дала ему быстренько что-то накинуть, а то так и стоял бы на улице в естественном виде, ну, ты понимаешь.
– Значит… Старший детектив-инспектор Хант устроил пожар на кухне, а потом они вызвали пожарную бригаду?
– Да, разве я не так сказала?
– И Сэм был вынужден спасаться бегством, а потом сестра Марджори одолжила ему халат?
– Да! Разве что, это скорее был пеньюар…
– Не тот, что Джим подарил ей на день святого Валентина?
– Тот самый.
– О, мой бог, вряд ли он подошёл Сэму!
– Нет, да, «яростно-красный», конечно, не его цвет. «Персик со сливками» пошёл бы ему больше…
– Нет, Эдна, я о том, что он прозрачный!!!
– Да, я знаю. Но сестра Марджори сказала, что всё остальное было в стирке.
– Какое совпадение…
– Ну, она ко всему подходит тщательно.
– Да, она такая.
– И вот что ещё, задница у Сэма довольно-таки выдающаяся.
– Нет!
– Да!
– Правда? А так не подумаешь, хотя мы и видели его этим летом в облегающих шортиках.
– Вот честное слово, Эдна, не думаю, что ты бы смогла рассмотреть его шрам от аппендицита через шорты, даже до того, как мы лишились бинокля.
– Шрам от аппендицита?.. О, мне надо присесть.
– Ты вся покраснела, Эдна! О чём таком ты подумала?
– Его… ну… свадебный колокольчик…
– А! Марджори говорит, её сестре действительно было на что посмотреть, когда Сэм повернулся.
– Да?
– …а миссис Бриджес даже упала в обморок, и пожарный, который её подхватил, тоже упал и подвернул лодыжку.
– И?
– И водитель скорой дал Сэму одеяло.
– Ох. Вот жалость.
– Сестра Марджори сказала то же самое.
– Ладно. Так никто больше не пострадал?
– Нет, нет. Подпалили немного кухню. Ну, и брови старшего детектива-инспектора Ханта, но эти-то скоро отрастут.
– Хочу сказать, Эдит, это нам всем урок.
– Ну конечно же, Эдна.
– Не пытайся переходить сразу от яичницы к Гордон Блю!
– Разумеется. И если соберёшься flambé что-нибудь…
– Что?
– Сначала загаси бычок, который у тебя в зубах!

Примечания:
Инсомания – Эдит любит умные словечки. Правильно – инсомния, научное название бессонницы.
Истерикотомия – гистерэктомия, иссечение матки.
conflagrante delicto (лат.) – преступный умысел
Coq au Vin (фр.) – петух в вине
Flambé – в данном случае «горящее» блюдо

@темы: Slash, Sam Tyler, Gene Hunt, Fic

Комментарии
2014-03-26 в 17:42 

danechka
На свете не бывает ошибочных мнений. Бывают мнения, которые не совпадают с нашими (с)
прелесть какая! :lol: :lol: :lol:

2014-03-28 в 21:47 

Тёмная сторона силы
Обморок. Занавес. (с)
danechka, рада, что понравилось :)

   

Life on Mars Fanfiction

главная