Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
14:53 

Тёмная сторона силы
Обморок. Занавес. (с)
Название: Паника
Переводчик: Тёмная сторона Силы
Бета: WTF Life on Mars 2014
Оригинал: culf, Panic; culf.livejournal.com/303987.html
Размер: мини, 1554 в оригинале
Пейринг/Персонажи: Джин, Сэм, Уоррен
Категория: слэш
Жанр: хёрт-комфорт
Рейтинг: PG-13
Предупреждения: попытка изнасилования
Краткое содержание: Сэм в ловушке, из которой не видит выхода.


– Мистер Тайлер, – произнёс мягкий, ровный голос, и Сэм почувствовал, как пальцы нежно погладили его по щеке. Он заставил себя открыть глаза, и оказалось, что комната погружена в мягкий полумрак, но пришлось моргнуть ещё несколько раз, чтобы привыкнуть к свету. Сэму казалось, что голова сейчас лопнет, как будто внутри безумец радостно колотит в барабан, и думать не желая, как Сэм отнесётся к использованию его головы для репетиций, но вряд ли сейчас это было самым важным. Куда важнее были эти пальцы. Теперь они спустились на подбородок, ладонь раскрылась, а потом снова остались одни кончики, удерживающие голову на месте. Они держали Сэма, тем временем как слишком сильный запах одеколона окутал его и нос зарылся в волосы, обнюхивая. Густые кудри защекотали лицо, полезли в глаза, и Сэм хотел, чтобы они убрались. В голове у него звенело, он не мог ничего разглядеть целиком, одни детали. Подушечки уже не были на подбородке, они путешествовали по шее, поглаживая. Казалось, это продлится вечно, словно шея Сэма растянулась на мили, но вдруг пальцы остановились, замерев на верхней пуговице рубашки.
– Не надо… – прошептал Сэм, но пальцы продолжили играть с пуговицей. Когда она наконец расстегнулась, он попытался застегнуть её обратно, но оказалось, что руки у него за спиной, и если потянуть, запястьям больно. Ещё несколько рывков спустя закравшееся подозрение, что они связаны, подтвердилось, и тут он начал бояться по-настоящему.
– Не надо, – сказал Сэм, на этот раз твёрже. Не попросил, приказал. Пальцы не обратили внимания. Они двинулись дальше, к следующей пуговице, по дороге погладив ткань рубашки. Пуговица поддалась пальцам почти сразу, позволив рубашке Сэма распахнуться чуть шире, открывая больше груди, больше кожи. Он почувствовал, как четыре пальца провели по груди параллельные дорожки, касаясь так легко, что вызывало сомнение, было ли касание. Потом ещё одна пуговица расстегнулась, и память подсказала Сэму, что это должно быть приятно. Обычно это бывало приятно, но в этот раз Сэм хотел прекратить. Хотел, чтобы мягкие, ласковые пальцы убрались. Он не мог понять, почему это казалось неправильным, хотя весь опыт ощущений подсказывал, что всё хорошо. Его разум был словно окутан туманом, словно мысли можно было разглядеть только сквозь густые белые клубы, но будто бы налетел ветерок, собравший неуловимые волны тумана, неподвластные рукам Сэма, и каждое маленькое дуновение как будто делало завесу прозрачнее, заставляло откатываться к морю, и наконец Сэм понял. Туман разошёлся, и стало понятно, что не так. Почему разум твердил, что ему не нравится происходящее, хотя нервные окончания утверждали противоположное.
В этот раз Сэм крикнул:
– Прекратите! Прекратите сейчас же! Это нарушение… – в этот момент расстегнулась пуговица, её чуть не вырвали «с мясом». – Уоррен! – крикнул Сэм, стараясь, чтобы вышло решительно и смело. – Вы и так по уши в неприятностях. Отпустите меня, пока не добавили ещё семь лет к своему сроку.
Теперь его разум был совершенно ясен. Должен был, раз он смог сказать всё это. Собрать слова в осмысленные предложения. Он пришёл в себя. Он контролировал ситуацию. Он лежал на полу связанный, тем временем как Уоррен выдёргивал его рубашку из брюк, стаскивал с плеч и дальше вниз, к запястьям, пока верёвка, стягивающая их, не помешала двигаться. Он был бессилен. Тёплая тяжесть прижимала ноги, не давала двигаться. Он попытался вырваться. Он боролся, как мог, извивался и бился изо всех сил, но всё, что получил в ответ, – смех и что-то твёрдое, прижавшееся к бёдрам.
– Мне нравится, что вы сопротивляетесь, мистер Тайлер. С мальчиками не так весело, когда они просто лежат, расслабившись.
Сэм ощетинился в ответ на «мальчика». Ему было тридцать семь. Уже давным-давно его нельзя было назвать мальчиком.
– Вы не из тех, кто сдаётся, мистер Тайлер? Не сможете сдаться даже тогда, когда это необходимо. Сопротивление только сделает больнее.
А потом вступил кое-кто ещё.
– Я устала ему повторять. Устала повторять, что он должен прекратить бороться. Должен просто лечь и уснуть. Прекратить бороться. Смириться. Уснуть. Он никогда не слушает, – это был высокий голос. Детский. Она была здесь, стояла в уголке, в обнимку с клоуном. – Ты никогда не слушаешь, а, Сэм? А стоило бы.
И тут она пропала, а его разум снова помутился. Густой, тяжёлый туман накатывал, и Сэм знал, что это слепая паника, знал, что он теряет остатки контроля, которые мог выжать из ситуации, но не мог остановить накрывающие волны тумана, так же, как не мог разогнать прежде.
– Нет, не надо, – он снова попытался сбросить Уоррена, глаза у него округлились. – Пусти меня! Отвали от меня!
Но всё та же тёплая тяжесть на ногах не давала двигаться, удерживала на месте.
– Отвали! – взвизгнул он, паника накрыла с головой. Он уже не контролировал своё тело, оно подчинялось только инстинктам. Нет, издевалась какая-то жестокая часть мозга. Здесь главный Уоррен. Ты никто. И это лишь заставило Сэма биться сильнее, кричать громче.
– Отвали, отвали, отвалиОТВАЛИ!!!
Уоррен лишь улыбнулся, его руки были уже на ремне, дёргали и тянули, и Сэм попытался перекатиться на один бок, на другой. Только бы подальше от рук, но ничего не помогало, потому что Уоррен был куда тяжелее, руки и ноги Уоррена были свободны. Ноги сжимали бёдра Сэма, Уоррен уверенно сидел на нём, он сдвинулся чуть выше, чтобы лучше пресекать метания Сэма, и Сэм почувствовал обтянутые вельветом колени на бёдрах, там, где брюки встречались с голой кожей. Теперь он был совершенно разбит. Казалось, он не мог дышать, он хотел плакать от бессилия, паники, сенсорной перегрузки. Он ничего не мог поделать, и от разочарования слёзы оказались куда ближе, чем он хотел, но если он не мог справиться с Уорреном, какой смысл справляться со слезами?
Сэм крутился и изворачивался, потому что, как сказала она, как сказал он, не привык сдаваться без боя. Он не мог. Он боролся изо всех сил, но ничего не помогало. Он закрыл глаза, чтобы не видеть мерзкой улыбки Уоррена, не видеть его верхом на себе, так что не увидел и как Джин вынес дверь. Сэм не видел, как Джин отшвырнул от него Уоррена, но открыл глаза, когда тяжесть пропала, как раз тогда, когда Джин отбросил Уоррена к стене, и тот очень комично пытался сориентироваться. Уоррен даже не успел сообразить, что происходит, как Рэй и Крис подскочили к нему, грубо надели наручники.
– Все вон! – крикнул Джин, и, словно по волшебству, Рэй, Крис и Уоррен пропали, но Уоррен как будто бы остался. Туман по-прежнему окутывал всё, и Сэм уже не мог разобрать, где верх, где низ. Рука ухватила Сэма за плечо, и он рванулся из захвата, ни секунды не раздумывая.
– Не трогай меня! – завопил он, стыдясь, что напуган, но гордясь, что всё ещё не заплакал. Может быть, он действительно справится с Уорреном, раз уж справился со слезами.
– Сэм! – рявкнул Уоррен, и теперь ухватился за оба плеча, удерживая его. Он держал Сэма за плечи. Никакого тепла, просачивающегося сквозь брюки, никакого вельвета, трущегося о вельвет. И «Сэм», не «мистер Тайлер». Его плеч касалась не кожа ладоней, а прохладная кожа перчаток.
– Сэм! – снова раздался голос, уверенный, знакомый, командующий, но не принуждающий.
Прикосновение было грубым. Болезненным. Наверняка останутся синяки. Нервные окончания Сэма запротестовали. Им это не нравилось. Не этого они хотели. Но разум… его разум прекратил протестовать. Его нервы твердили, что это неправильно, хотя казалось правильным. Казалось… Эти руки в перчатках дотянулись до его разума и как-то ухитрились разгрести туман, который проскальзывал между пальцев Сэма при попытке его разогнать, и прогнали его, оставив ясный вид на всё, и Сэм понял, где он и что произошло. Он понял, кто здесь и кого нет. Он понял, что не справился бы с Уорреном сам, не в этот раз, и плюнул на борьбу со слезами. Сэм позволил им течь и позволил Джину обнимать его, пока он плачет, зная, что сегодня это не будет использовано против него.
Они сидели так целую вечность, целый миг.
Они сидели так, пока Крис не поскрёбся в двери, тогда Сэм торопливо вытер слёзы и Джин помог ему подняться на ноги.
Они сидели так, сколько было нужно, и когда вышли, дверь закрыл Сэм. По крайней мере, в этот раз.

@темы: Fic, Gene Hunt, Sam Tyler

   

Life on Mars Fanfiction

главная